Взыскание уплаченного долга и выплаченных дивидендов (часть 1)

Текст документа приведен по состоянию на апрель 2016 г.

С.А.КУРАДОВЕЦ, судья экономического суда г. Минска

Материал подготовлен с использованием правовых актов по состоянию на 31 декабря 2015 г.

(См. также: часть 2 данной статьи)

Управляющий в деле о банкротстве общества с ограниченной ответственностью "А" обратился в суд с иском к г-ну Б. о взыскании 485987471 руб. (дело N 35-6/2014).
При рассмотрении данного дела было установлено, что между сторонами 10.10.2012 заключен договор, согласно которому ответчик продал истцу принадлежащую ему долю в уставном фонде истца в размере 42% за 545350000 руб.
Истец во исполнение принятых на себя договорных обязательств платежным поручением N 1 от 10.10.2012 перечислил ответчику в качестве оплаты доли в уставном фонде 485987471 руб.
Определением суда от 04.07.2013 в отношении общества с ограниченной ответственностью "А" возбуждено дело об экономической несостоятельности (банкротстве), открыто конкурсное производство.
Согласно абзацу третьему ст. 114 Закона Республики Беларусь от 18.07.2000 N 423-З "Об экономической несостоятельности (банкротстве)", действовавшего на момент выплаты истцом ответчику взыскиваемой денежной суммы, хозяйственный суд по заявлению управляющего взыскивает уплаченный должником долг, уплата которого состоялась до момента открытия в отношении его конкурсного производства в течение одного года до начала производства по делу о банкротстве или после возбуждения хозяйственным судом производства по делу о банкротстве при условии, что долг уплачен заинтересованному лицу в отношении должника, если это лицо или должник не докажут, что должник в это время не был неплатежеспособным и не стал неплатежеспособным вследствие уплаты долга.
Аналогичные основания для взыскания денежных сумм, уплаченных заинтересованному лицу, указаны и в ст. 111 ныне действующего Закона Республики Беларусь от 13.07.2012 N 415-З "Об экономической несостоятельности (банкротстве)" (вступил в силу с 25.01.2013).
К заинтересованным лицам в отношении должника отнесены руководитель должника - юридического лица, а также лица, входящие в совет директоров (наблюдательный совет) должника, коллегиальный исполнительный орган либо другой орган должника - юридического лица, или иные лица, уполномоченные в соответствии с учредительными документами, договорами или законодательством управлять должником - юридическим лицом, главный бухгалтер (бухгалтер) должника, в том числе занимавшие эти должности до признания должника экономически несостоятельным (банкротом), если до момента возбуждения производства по делу об экономической несостоятельности (банкротстве) прошло не более одного года (ст. 1 вышеназванного Закона).
Из материалов дела усматривается, что выплата ответчику 485987471 руб. состоялась 10.10.2012, а производство по делу о банкротстве должника возбуждено 04.07.2013, т.е. в течение года после такой выплаты.
При этом, исходя из определения, данного в ст. 1 Закона Республики Беларусь "Об экономической несостоятельности (банкротстве)", ответчика следует признать заинтересованным лицом в отношении должника, т.к. задолженность, в связи с наличием которой должник признан экономически несостоятельным, возникла в период, когда ответчик был в составе участников должника, с момента его выхода из состава участников общества до момента возбуждения производства по делу о банкротстве должника не прошло более одного года.
Следует также отметить, что на момент перечисления истцом ответчику денежных средств тот знал о наличии у истца задолженности по налоговым платежам и пеням в размере более 700 млн.руб., что подтверждается актом налоговой проверки истца от 16.07.2012 и решением инспекции МНС Республики Беларусь по Центральному району г. Минска от 01.10.2012 по акту проверки с изменениями от 07.12.2012.
Доказательств того, что в момент перечисления вышеназванной денежной суммы должник не был неплатежеспособным и не стал неплатежеспособным вследствие уплаты долга, суду не представлено.
Более того, из представленного антикризисным управляющим заключения усматривалось обратное: должник на момент выплаты долга являлся неплатежеспособным. Обязательства должника, возникшие до момента уплаты долга, как раз и явились основанием для признания его экономически несостоятельным (банкротом).
В связи с изложенным исковые требования удовлетворены судом в полном объеме.

Решением суда частично удовлетворены исковые требования управляющего ООО "М" к гр-ну З., с которого в пользу общества взыскано 426500000 руб. (дело N 306-6/2015).
Такое решение судом принято исходя из следующего.
ООО "М" 12.03.2011 было зарегистрировано в качестве юридического лица, его участниками являлись гр-н М. и гр-н З. (ответчик).
На основании решения общего собрания от 29.03.2013 о распределении прибыли общества за первый квартал 2013 г. ответчику как участнику общества в качестве дивидендов за I квартал 2013 года по расходно-кассовому ордеру от 29.03.2013 выплачено 426500000 руб.
Определением экономического суда города Минска от 30.09.2014 в отношении ООО "М" возбуждено производство по делу об экономической несостоятельности (банкротстве), открыто конкурсное производство.
Управляющим в деле о банкротстве ООО "М" проанализировано финансовое состояние и платежеспособность должника за период с 01.01.2013 по 01.01.2014, сделан вывод о неудовлетворительной структуре баланса и его неплатежеспособности в указанный период времени.
В силу ч. 3 ст. 96 Закона Республики Беларусь "О хозяйственных обществах" общество с ограниченной ответственностью не вправе принимать решение о распределении прибыли между участниками общества и ее выплате, а также выплачивать эту прибыль, если общество имеет устойчивый характер неплатежеспособности в соответствии с законодательством об экономической несостоятельности (банкротстве) или если указанный характер приобретается этим обществом в результате такой выплаты.
Как усматривается из проведенного управляющим в деле о банкротстве ООО "М" анализа в 2013 году общество являлось неплатежеспособным, неплатежеспособность имела устойчивый характер.
По поручению суда управляющим на основании данных бухгалтерского учета общества, который велся в электронном виде с использованием программного продукта "1С:Бухгалтерия", подготовлен баланс должника по состоянию на 31.03.2013, произведен расчет коэффициентов, характеризующих финансовое положение общества.
Из данного баланса и произведенного расчета также усматривается, что ООО "М" по состоянию на указанную дату имело все признаки неплатежеспособности.
В соответствии с п. 1 ст. 971 Гражданского кодекса Республики Беларусь лицо, которое без установленных законодательством или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 978 настоящего Кодекса.
Поскольку как по состоянию на 01.01.2013, так и по состоянию на 31.03.2013, т.е. непосредственно после выплаты дивидендов, ООО "М" имело устойчивый характер неплатежеспособности, данную выплату с учетом ограничений, установленных ч. 3 ст. 96 Закона Республики Беларусь "О хозяйственных обществах", необходимо признать неосновательным обогащением ответчика.
Последующая неплатежеспособность ООО "М" подтверждается принятыми по делу N 780-12Б/2014 судебными постановлениями.
Доводы ответчика о том, что при принятии решения о выплате дивидендов участники общества исходили из представленного должностными лицами общества отчета о прибылях и убытках ООО "М" по итогам работы за I квартал 2013 года, имелась прибыль, подлежащая распределению, не приняты судом во внимание, поскольку данный отчет противоречит данным бухгалтерского учета в части значений чистой прибыли общества, а заблуждение участников общества относительно реальных значений показателей, характеризующих финансовое положение общества, не имеют правового значения при оценке обоснованности произведенных выплат, равно как и не имеет значение наличие либо отсутствие какой-либо вины в действиях ответчика при решении вопроса о взыскании с него суммы полученного неосновательного обогащения, поскольку такое взыскание производится независимо от вины лица, получившего неосновательное обогащение.
Вместе с тем данные обстоятельства непосредственно влияют на решение вопроса о взыскании с ответчика процентов за пользование чужими денежными средствами.
Так, в силу п. 2 ст. 976 ГК на сумму неосновательного денежного обогащения подлежат начислению проценты за пользование чужими средствами (статья 366 ГК) с того времени, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности получения или сбережения денежных средств.
Из материалов дела следует, что на момент получения дивидендов ответчик пребывал в неведении относительно реального финансового положения общества и о необоснованности выплаты дивидендов узнал только в ходе рассмотрения настоящего дела.
При таких обстоятельствах сумма выплаченных ответчику дивидендов взыскана судом в качестве неосновательно полученного обогащения, во взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами, начисленных за период с 29.03.2013 по 30.09.2014, судом отказано.

Иски о привлечении руководителей и участников (учредителей) должника к субсидиарной ответственности по его обязательствам

Управляющий в деле о банкротстве ООО "Б" обратился в суд с иском к гр-ну К.В. (директор), гр-ну Ш. (участник), гр-ну С. (участник), гр-ну К.А. (бывший участник) и гр-ну К.П. (бывший участник) о взыскании с них солидарно 68369046 руб. в порядке возложения субсидиарной ответственности по обязательствам общества.
Поскольку к моменту рассмотрения дела судом гр-н К.В. умер, производство по делу по заявленным к нему исковым требованиям было прекращено.
Судом установлено следующее.
ООО "Б" зарегистрировано в качестве юридического лица 11.01.2007, первоначально участниками общества являлись гр-н Ш., гр-н К.П., гр-н С. и гр-н К.А.; в июне 2011 г. из состава участников общества вышел гр-н К.А., а в мае 2012 г. - гр-н К.П.; согласно последней редакции устава общества от 22.06.2012 его участниками являются гр-н Ш. и гр-н С. Руководство обществом в период с 26.07.2008 по 08.10.2012 осуществлял гр-н К.В.
Общим собранием участников общества 10.10.2012 было принято решение о его ликвидации.
Определением суда от 19.09.2013 по заявлению ООО "Б" возбуждено производство по делу о его экономической несостоятельности (банкротстве) и открыто конкурсное производство.
Решением суда от 09.12.2013 ООО "Б" признано банкротом, открыто ликвидационное производство.
В соответствии с реестром требований кредиторов размер непогашенной кредиторской задолженности, включенной в реестр требований кредиторов, составляет 68369046 руб., из которых:
- задолженность по налогу на добавленную стоимость, подоходному налогу в размере 47543537 руб., пене за несвоевременную уплату налога на добавленную стоимость - 12845617 руб.; задолженность по уплате обязательных страховых взносов в размере 6045993 руб., пеней в размере 1861328 руб.,
- задолженность по уплате обязательных страховых взносов в размере 6045993 руб., а также пени в общей сумме 1861328 руб. в связи просрочкой уплаты страховых взносов за III - IV кварталы 2012 года, за I - II кварталы 2013 года, за период с 01.07.2013 по 18.09.2013;
- задолженность по оплате услуг связи - 72581 руб.
Задолженность ООО "Б" перед кредиторами не была погашена по причине отсутствия у должника денежных средств и имущества, достаточного для удовлетворения требований кредиторов.
В соответствии с постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 12.12.2011 N 1672 "Об определении критериев оценки платежеспособности субъектов хозяйствования" критерием признания субъекта хозяйствования неплатежеспособным является наличие одновременно коэффициента текущей ликвидности и коэффициента обеспеченности собственными оборотными средствами на конец отчетного периода в зависимости от основного вида экономической деятельности, имеющих значения менее приведенных в нормативных значениях коэффициентов.
Как усматривается из данных бухгалтерской отчетности и проведенного на ее основании управляющим в деле о банкротстве ООО "Б" анализа финансового состояния общества с 01.01.2011 оно являлось неплатежеспособным, поскольку все три коэффициента не соответствовали нормативным значениям, по итогам 2010 года убыток от деятельности предприятия составил 31000000 руб.
Исходя из положений устава ООО "Б", участники имели возможность получать информацию о деятельности общества, участвовать в управлении его деятельностью, определять основные направления такой деятельности, принимать решения об изменении размера уставного фонда, смене руководителя и пр.
Однако ответчиками не представлены доказательства принятия ими каких-либо мер в порядке реализации ими своих прав и обязанностей, регламентированных уставом и положениями статьи 13 Закона Республики Беларусь "О хозяйственных обществах", по стабилизации хозяйственной деятельности предприятия по итогам 2010 года. В судебном заседании ответчики даже не смогли вспомнить, обсуждался ли данный вопрос ими вообще.
Таким образом, можно сделать вывод, что ответчики, являясь участниками общества, устранились от принятия решений, направленных на улучшение финансового состояния общества, при наличии необходимости принятия таких решений.
Неплатежеспособность ООО "Б" связана также с расходами на выплату участникам общества части прибыли в течение 2011 - 2012 годов в размере 26944000 руб., в то время как: убыток предприятия за 2010 год составил 31000000 руб., коэффициенты платежеспособности общества с 01.01.2011 стали не соответствовать нормативным значениям.
Решения о распределении прибыли между участниками принимались 10.02.2010 и 02.04.2012 общим собранием участников единогласно (в первом случае - гр-ном Ш., гр-ном К.П., гр-ном С. и гр-ном К.А., во втором - гр-ном Ш., гр-ном К.П. и гр-ном С.).
Вместе с тем в соответствии с положениями статьи 96 Закона Республики Беларусь "О хозяйственных обществах" часть прибыли общества с ограниченной ответственностью, остающаяся в его распоряжении после уплаты налогов и иных обязательных платежей, покрытия убытков текущих периодов, образовавшихся по вине самого общества, и отчислений в фонды этого общества, за исключением случаев, установленных настоящей статьей, может быть распределена между его участниками пропорционально размерам их долей в уставном фонде общества, если иное не установлено его уставом.
Общество с ограниченной ответственностью не вправе принимать решение о распределении прибыли между участниками общества и ее выплате, а также выплачивать эту прибыль: до полной оплаты всего уставного фонда общества; до выплаты действительной стоимости доли (части доли) участника общества в случаях, установленных настоящим Законом; если общество с ограниченной ответственностью имеет устойчивый характер неплатежеспособности в соответствии с законодательством об экономической несостоятельности (банкротстве) или если указанный характер приобретается этим обществом в результате такой выплаты; если на момент принятия такого решения либо на момент выплаты прибыли стоимость чистых активов общества меньше суммы его уставного фонда и резервных фондов или станет меньше их суммы в результате такой выплаты.
Аналогичные положения содержатся и в подпункте 8.3 устава ООО "Б".
Доводы ответчика Ш. о том, что помощь ООО "Б" оказывалась через ООО "С", участниками которого являлись он и ответчик С., не подтверждены доказательствами. Напротив, имеющийся в деле договор займа N 1-3 от 19.01.2011, заключенный между названными субъектами хозяйствования, свидетельствует, что данная сделка была для ООО "Б" заведомо невыгодной, поскольку должник в условиях девальвации национальной валюты предоставил ООО "С" беспроцентный заем на сумму 60000000 руб. (в момент предоставления первой части займа курс доллара США составлял 3015 руб., а на момент возврата последней части займа - 8510 руб.).
В силу пункта 3 статьи 52 Гражданского кодекса Республики Беларусь, если экономическая несостоятельность (банкротство) юридического лица вызвана собственником его имущества, учредителями (участниками) или другими лицами, в том числе руководителем юридического лица, имеющими право давать обязательные для этого юридического лица указания либо имеющими возможность иным образом определять его действия, то на таких лиц при недостаточности имущества юридического лица возлагается субсидиарная ответственность по его обязательствам.
Аналогичные положения содержатся в ч. 3 ст. 11 вступившего в силу с 25.01.2013 Закона Республики Беларусь от 13.07.2012 N 415-3 "Об экономической несостоятельности (банкротстве)".
В силу пункта 9 постановления Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 27.10.2006 N 11 "О некоторых вопросах применения субсидиарной ответственности" при разрешении споров, связанных с ответственностью лиц в вышеназванной ситуации, судам следует учитывать, что привлечение указанных лиц к субсидиарной ответственности обусловлено необходимостью установления следующих обстоятельств: наличия у соответствующего лица права давать обязательные для юридического лица указания либо возможности иным образом определять его действия; совершения соответствующим лицом действий (или его бездействие), свидетельствующих об использовании принадлежащего ему права давать обязательные для юридического лица указания или использовании своих возможностей иным образом определять его действия; наличия причинно-следственной связи между использованием соответствующим лицом своих прав и (или) возможностей в отношении юридического лица и последствиями в виде признания должника банкротом; недостаточности имущества должника для удовлетворения требований кредиторов.
Исходя из описанных выше фактических обстоятельств дела на основании названных положений законодательства исковые требования, заявленные к гр-ну Ш., гр-ну С., гр-ну К.А. и гр-ну К.П., были судом удовлетворены.

Решением суда также удовлетворены исковые требования управляющего в деле о банкротстве ООО "П", предъявленные к гр-ну Ш., о взыскании с него 872726795 руб. в порядке привлечения к субсидиарной ответственности по обязательствам общества.
К выводам о наличии оснований для привлечения гр-на Ш. к субсидиарной ответственности по обязательствам ООО "П" суд пришел на основании следующего.
ООО "П" 26.11.2013 было зарегистрировано в качестве субъекта хозяйствования. На основании решения общего собрания участников общества от 06.06.2014 к нему было присоединено общество с дополнительной ответственностью ОДО "Т", директором которого весь период осуществления им хозяйственной деятельности являлся гр-н Ш. (ответчик).
В тот же день, когда состоялось присоединение ОДО "Т", общим собранием участников ООО "П" принято решение о ликвидации общества.
В связи с ликвидацией ООО "П" должностными лицами районной налоговой инспекции в период с 06.11.2014 по 04.12.2014 проведена налоговая проверка за весь период деятельности общества, в т.ч. в части, касающейся деятельности присоединенного к нему ОДО "Т". По результатам налоговой проверки доначислены к уплате налоги на общую сумму 697494354 руб., а также пени в размере 113256503 руб. (акт проверки от 08.12.2014). Как усматривается из акта проверки, плательщиком не были представлены документы бухгалтерского учета в части, относящейся к хозяйственной деятельности ОДО "Т", в связи с чем подлежащие уплате суммы налогов, сборов (пошлин) определены в соответствии с утвержденным постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 24.03.2010 N 426 Положением о порядке определения размера причитающихся к уплате в бюджет сумм налогов, сборов (пошлин) на основании сведений о проверяемом субъекте, полученных от других государственных органов, юридических и физических лиц, либо расчетным методом на основании сведений о юридических лицах и индивидуальных предпринимателях, осуществляющих аналогичные виды деятельности, на основании сведений о движении денежных средств по расчетному счету предприятия. Лицом, виновным в допущенных нарушениях и неуплате налогов, сборов (пошлин), признан в т.ч. гр-н Ш. По результатам рассмотрения акта проверки налоговым органом 16.01.2015 вынесено решение о взыскании налогов в указанном размере и пеней в вышеуказанном размере. Данное решение в установленном порядке плательщиком не обжаловалось.
Так как имущества, достаточного для погашения вышеназванной задолженности, установлено не было, ООО "П" подано заявление о своей экономической несостоятельности (банкротстве).
Определением экономического суда города Минска от 16.04.2015 принято к рассмотрению заявление ООО "П" о своей экономической несостоятельности (банкротстве), в отношении должника открыто конкурсное производство.
Решением экономического суда города Минска от 06.08.2015 ООО "П" признано банкротом, открыто ликвидационное производство.
В соответствии с реестром требований кредиторов размер непогашенных требований кредиторов составляет 872726795 руб. В числе признанных и включенных в реестр требований кредиторов имеются в т.ч. требования налогового органа, основанные на вышеназванном решении налогового органа в размере 869726795 руб.
Следовательно, причиной банкротства ООО "П" стало именно возникновение у него налогового обязательства по результатам проведенной налоговым органом проверки.
В силу п. 3 ст. 7 Закона Республики Беларусь "О бухгалтерском учете и отчетности" руководитель организации обязан организовать ведение бухгалтерского учета и составление отчетности, а также создать необходимые для этого условия.
В соответствии с подпунктом 1.11 п. 1 ст. 22 Налогового кодекса Республики Беларусь плательщик обязан обеспечивать в течение сроков, установленных законодательством, сохранность документов бухгалтерского учета, учета доходов (расходов) и иных объектов налогообложения, других документов и сведений, необходимых для налогообложения.
Согласно п. 3 ст. 18 "О бухгалтерском учете и отчетности" руководитель организации несет ответственность за организацию хранения первичных учетных документов, регистров бухгалтерского учета, отчетности, других документов, связанных с ведением бухгалтерского учета и составлением отчетности.
Как следует из материалов дела, в период, когда произошла утрата первичных учетных документов, регистров бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности ОДО "Т", именно Ш. обязан был обеспечить их сохранность, однако свои обязанности надлежащим образом не исполнил, сохранность документов не обеспечил.
Согласно п. 2 ст. 54 ГК при присоединении юридического лица к другому юридическому лицу к последнему переходят права и обязанности присоединенного юридического лица в соответствии с передаточным актом.
Таким образом, суд пришел к выводу, что именно допущенные ответчиком как руководителем ОДО "Т", нарушения требований налогового законодательства и последующее присоединение ОДО "Т" к ООО "П" повлекли банкротство последнего.