Пользуетесь ли вы услугами страховой компании?

Да, у меня несколько полисов
Да, правда автомобиль только застрахован
Думаю о приобретении
Нет, лишних денег у меня нет
Нет, я не верю в это

Неосновательное обогащение

Текст документа приведен по состоянию на апрель 2016 г.

Р.С.ЕЛЕНСКИЙ, судья экономического суда Минской области

Материал подготовлен с использованием правовых актов по состоянию на 26 января 2016 г.

Одним из оснований возникновения гражданских прав и обязанностей признаются обязательства вследствие неосновательного обогащения, которые, в свою очередь, подлежат доказыванию. Отношения, возникающие вследствие неосновательного обогащения, урегулированы главой 59 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее - ГК). В судебной практике экономических судов споры, вытекающие из неосновательного обогащения, являются распространенной категорией дел, и споры в строительной сфере - не исключение.
В приведенном примере судебной практики по делу рассматриваемой категории суд апелляционной инстанции отказал в удовлетворении иска в полном объеме ввиду недоказанности истцом факта неосновательного обогащения ответчика.
27.05.2015 апелляционная инстанция экономического суда рассмотрела иск коммунального унитарного производственного предприятия "М" (далее - КУПП "М") к обществу с ограниченной ответственностью "А" (далее - ООО "А") о взыскании 2268963189 руб. с привлечением третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований на предмет спора: на стороне истца - Комитета государственного контроля Республики Беларусь, на стороне ответчика - научно-производственного общества с ограниченной ответственностью "МЭ" (далее - ООО "МЭ"), общества с ограниченной ответственностью "Монтажгранд" (далее - ООО "М").
Истцом заявлены требования о взыскании с ответчика 2268963185 руб., из которых 2124658278 руб. неосновательного обогащения, 144304907 руб. процентов за пользование чужими денежными средствами.
Так, истец отмечает, что 29.08.2011 между унитарным предприятием "М" (далее - УП "М") и обществом с ограниченной ответственностью "ТДТ" (далее - ООО "ТДТ") (с 02.06.2014 правопреемник ООО "А") был заключен договор N 3-15/368-1057 на строительство малой гидроэлектростанции на водовыпуске.
В ходе проведения проверки деятельности УП "М" Комитетом государственного контроля Республики Беларусь выявлен ряд нарушений по исполнению и оплате работ по названному договору на общую сумму 2586890776 руб., из которых 317927591 руб. завышения стоимости строительства, 2124658278 руб. разницы между подтвержденными работами и заявленными, 144304907 руб. процентов за пользование чужими денежными средствами.
Таким образом, сумма в размере 2124658278 руб., уплаченная УП "М" за невыполненный объем работ, по мнению истца, является неосновательным обогащением ответчика. Поскольку ответчик неосновательно получил указанные денежные средства, то обязан уплатить проценты на сумму этих средств в размере 144304907 руб.
В материалах дела имеется заявление истца относительно части уменьшения размера неосновательного обогащения до 1476566073 руб. и увеличения размера процентов за пользование чужими денежными средствами до 702806007 руб.
Поскольку заявление не было отозвано, суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что уменьшение истцом размера неосновательного обогащения до 1476566073 руб. и увеличение размера процентов за пользование чужими денежными средствами до 702806007 руб. не противоречит закону и не нарушает чьи-либо права и охраняемые законом интересы, поэтому в силу части второй статьи 63 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь следует принять уменьшение размера неосновательного обогащения до 1476566073 руб. и увеличение размера процентов за пользование чужими денежными средствами до 702806007 руб.
В судебном заседании представители ответчика иск не признали, отметив, что заявленные требования не основаны на условиях договора и не соответствуют требованиям законодательства. Факт выполнения определенного в проектной документации объема демонтажных работ подтвержден подписанными генподрядчиком, субподрядчиком, заказчиком, технадзором актами сдачи-приемки выполненных строительных и иных специальных монтажных работ за декабрь 2011 г., январь - июнь, сентябрь 2012 г., февраль 2013 г. Отсутствие объекта демонтажа также подтверждает выполнение полного комплекса работ по демонтажу.
Представители третьего лица ООО "МЭ" (проектировщика) в судебном заседании пояснили, что в процессе выполнения работ на объекте вносились корректировки и изменения в проектную документацию, поскольку в ходе работ выявлялись дополнительные работы. Проектировщиком проводился фактический обмер подлежащих демонтажу железобетонных конструкций, соответствующие изменения вносились в проект.
В судебном заседании представители третьих лиц Комитета государственного контроля Республики Беларусь и ООО "М" не участвовали, направили заявления о рассмотрении дела в отсутствие своих представителей.
Оценив в совокупности материалы дела, суд определил продолжить судебное разбирательство по делу по имеющимся в нем доказательствам с участием явившихся представителей лиц, участвующих в деле.
Заслушав пояснения представителей лиц, участвующих в деле, основываясь на исследованных в судебном заседании доказательствах, исходя из материалов дела, условий обязательства и требований законодательства, суд пришел к выводу, что исковые требования не подлежат удовлетворению.
Согласно статье 288 ГК в силу обязательства одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие, как то: передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и т.п., либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности.
Обязательства возникают из договора, вследствие причинения вреда, неосновательного обогащения и из иных оснований, указанных в ГК и других актах законодательства.
По договору строительного подряда подрядчик обязуется в установленный договором срок построить по заданию заказчика определенный объект либо выполнить строительные и иные специальные монтажные работы и сдать их заказчику, а заказчик обязуется создать подрядчику необходимые условия для выполнения работ, принять результаты этих работ и уплатить обусловленную цену (пункт 1 статьи 696 ГК).
Как следует из материалов дела, между сторонами (с учетом правопреемства) на добровольных началах заключен договор на выполнение подрядных работ от 29.08.2011 (далее - Договор).
В рамках Договора ответчик принял на себя обязательство осуществить демонтаж железобетонных конструкций для строительства объекта, указанного в п. 1.1 Договора.
Факт надлежащего выполнения данного вида работ подтверждается актами сдачи-приемки выполненных работ за декабрь 2011 г., январь, март - июнь, сентябрь 2012 г., февраль 2013 г.
Подписание названных актов со стороны подрядчика, технадзора и заказчика (истец) представителями истца не оспаривается, как и наличие справок о стоимости выполненных работ и затратах формы С-3, установленной постановлением Министерства архитектуры и строительства Республики Беларусь от 17.10.2011 N 48 "Об установлении формы дефектного акта на гарантийный ремонт, справки о стоимости выполненных работ и затратах и утверждении Инструкции о порядке заполнения и применения дефектного акта на гарантийный ремонт". Данные работы были оплачены подрядчику.
В свою очередь, при проведении Комитетом государственного контроля Республики Беларусь проверки КУПП "М" были выявлены факты завышения стоимости строительства объекта.
Часть завышения в сумме 317927591 руб. возвращена подрядчиком заказчику платежным поручением от 16.06.2014, что не оспаривается сторонами.
В остальной части завышения истец, ссылаясь на акт проверки Комитета государственного контроля Республики Беларусь, указывает на то, что отсутствует документальное подтверждение фактического объема отходов, полученных от разборки (демонтажа) железобетонных конструкций.
Относительно данного аргумента представитель ответчика пояснил, что истец, задерживая финансирование, не выделял денежные средства для вывоза отходов от демонтажа на специальный полигон для утилизации. Как следствие, в целях выполнения иного комплекса работ на объекте в сроки, оговоренные в Договоре, ответчиком часть отходов вывезена на свою базу для возможности ее переработки, как пояснил представитель ответчика, представив ряд путевых листов, часть отходов использовалась субподрядчиком для укрепления подъездной дороги к объекту строительства.
Тем не менее в силу пункта 1 статьи 673 ГК заказчик обязан в порядке и сроки, предусмотренные договором подряда, с участием подрядчика осмотреть и принять результат выполненной работы, а при обнаружении отступлений от договора, ухудшающих результат работы, или иных недостатков в работе немедленно заявить об этом подрядчику.
При подписании и визировании актов сдачи-приемки выполненных работ за декабрь 2011 г., январь, март - июнь, сентябрь 2012 г., февраль 2013 г. ни у технического надзора, ни у заказчика при осмотре и принятии результатов выполненных работ по демонтажу не возникало претензий к подрядчику (ответчику) в части объема выполненных работ.
В судебном заседании представители истца (заказчика) пояснили, что объект демонтажа по итогу выполнения работ отсутствует, что подтвердили и представители проектировщика.
Суд апелляционной инстанции счел, что демонтаж железобетонных конструкций и их вывоз не являются столь скрытыми работами и могли быть установлены при обычном способе приемки таких работ.
В свою очередь, акт проверки Комитета государственного контроля Республики Беларусь от 13.05.2013 не является бесспорным доказательством завышения стоимости строительства объекта в части работ по демонтажу железобетонных конструкций при отсутствии фактического подтверждения сдачи объема отходов, полученных от демонтажа конструкций, для утилизации или вывоза в иное место.
В материалах дела имеются доказательства выполнения полного объема работ по демонтажу железобетонных конструкций (акты выполненных работ); истцом (заказчиком), ответчиком (подрядчиком), третьим лицом (проектировщиком) не оспаривается факт отсутствия объекта демонтажа по итогу выполнения работ и выполнения этих работ ответчиком.
Принимая во внимание все обстоятельства дела, имеющиеся доказательства, пояснения лиц, участвующих в деле, суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что, поскольку истцом не доказан факт неосновательного обогащения ответчика, в удовлетворении заявленных исковых требований надлежит отказать в полном объеме. Также суд апелляционной инстанции постановил взыскать с КУПП "М" в пользу ООО "А" 23040000 руб. в возмещение расходов по уплате государственной пошлины за подачу апелляционной жалобы, выдать судебный приказ.