Пользуетесь ли вы услугами страховой компании?

Да, у меня несколько полисов
Да, правда автомобиль только застрахован
Думаю о приобретении
Нет, лишних денег у меня нет
Нет, я не верю в это

Требование о расторжении договора и взыскании долга, пени и процентов за пользование чужими денежными средствами в связи с ненадлежащим исполнением обязательств по договору

Текст документа приведен по состоянию на апрель 2016 г.

М.П.ГОРОНКОВ, судья экономического суда Минской области

Материал подготовлен с использованием правовых актов по состоянию на 3 марта 2016 г.

Экономическим судом Минской области 07.09.2015 было рассмотрено дело по иску индивидуального предпринимателя - главы крестьянского (фермерского) хозяйства П. (Российская Федерация) о взыскании 4307050 рос.руб. с общества с ограниченной ответственностью "ЛТА" (Республика Беларусь) (ООО "ЛТА").
Истец ссылался на ненадлежащее исполнение ответчиком условий договора от 03.10.2013, требовал расторгнуть договор от 03.10.2013, взыскать 600000 рос.руб., в том числе сумму предварительной оплаты, 3624000 рос.руб. пени и 83050 рос.руб. процентов за пользование чужими денежными средствами, а также 70000 рос.руб. в возмещение расходов на получение юридической помощи.
В обоснование своих требований истец указал на возникшее у ответчика в силу заключенного договора обязательство по поставке 20 тонн картофеля, которое не было исполнено. При этом истцом была обеспечена полная предварительная оплата товара, включая 100000 рос.руб. затрат на грузоперевозку. В качестве правового обоснования истец ссылался на п. 1 ст. 45, п. 1 ст. 47, п. 1 ст. 49 Конвенции Организации Объединенных Наций о договорах международной купли-продажи товаров (заключена в г. Вене 11.04.1980) (далее - Конвенция), а также на ст. 506, 516, 395 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК Российской Федерации).
Как усматривалось из материалов дела, договор от 03.10.2013 был заключен уполномоченными представителями сторон, при этом поставщиком было поименовано ООО "Л" (Республика Беларусь). Суд установил, что ООО "ЛТА" - правопреемник прав и обязанностей ООО "Л", так как согласно данным Единого государственного регистра юридических лиц и индивидуальных предпринимателей учетный номер плательщика у данных юридических лиц был полностью идентичен, следовательно, ответчик являлся надлежащим.
Согласно п. 1.2 договора от 03.10.2013 товар (сельхозпродукция) должен был поставляться отдельными партиями, указанными в приложении к договору. Общая стоимость товара составляла 600000 (шестьсот тысяч) рос.руб., в том числе 100000 (сто тысяч) рос.руб. - затраты на грузоперевозку. Объем отгружаемого картофеля - 20 тонн. Картофель должен был поставляться отдельными партиями. Предварительно согласовывался объем поставляемой продукции, оговаривалась цена в российских рублях, сроки поставки должны были отражаться в спецификации к договору. Спецификации являлись неотъемлемыми частями договора, составлялись в двух экземплярах для каждой из сторон на русском языке и имели одинаковую юридическую силу.
Согласно п. 6.1 договора от 03.10.2013 оплата товара должна была производиться безналичным путем на расчетный счет поставщика за каждую поставляемую партию товара в порядке 100-процентной предоплаты по ценам, оговоренным в спецификации к договору. Цена, оговоренная в спецификации, действовала до 04.10.2013.
Платежным поручением от 04.10.2013 истец уплатил ответчику 600000 рос.руб., факт получения денежных средств в указанном размере ответчиком оспорен не был. Сведения о том, что до 04.10.2013 поставщик уведомил покупателя об изменении цены товара, суду не представлялись. Суд, руководствуясь ст. 55 Конвенции, пришел к выводу о том, что по состоянию на 04.10.2013 стороны подразумевали ссылку на цену, указанную в п. 1.2 договора. При таких обстоятельствах истец в полной мере оплатил весь товар, упомянутый в п. 1.2 договора, включая затраты на грузоперевозку. У поставщика возникло обязательство по поставке 20 тонн товара, при этом по смыслу п. 3.1 договора он должен был инициировать согласование с покупателем вопроса поставки товара, но документы о таком согласовании суду представлены не были.
Как усматривалось из п. 3 спецификации N 1 к договору от 03.10.2013, погрузка и отправка товара должна была производиться в течение 30 дней с момента поступления денег на расчетный счет поставщика. Поскольку поставка не была осуществлена, покупатель был вправе на основании п. 7.5 договора от 03.10.2013 требовать от поставщика уплаты пени в размере 1% от общей стоимости товаров, определенной согласно п. 1.2 договора в размере 600000 рос.руб. за период с 04.11.2013 по 30.06.2015. Согласно п. 1 ст. 333 ГК Российской Федерации, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить неустойку. Если обязательство нарушено лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность, суд вправе уменьшить неустойку при условии наличия заявления должника о таком уменьшении.
Поскольку обязательство было нарушено поставщиком, т.е. лицом, осуществлявшим предпринимательскую деятельность, которое с заявлением об уменьшении пени к суду не обращалось, суд не имел полномочий по уменьшению пени на основании ст. 333 ГК Российской Федерации. Ответчик не ссылался на наличие оснований для уменьшения размера неустойки по правилам ст. 404 ГК Российской Федерации. Следовательно, иск о взыскании с ответчика 3624000 рос.руб. подлежал удовлетворению полностью.
Также требование о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами было удовлетворено судом на основании п. 1 ст. 395 ГК Российской Федерации, поскольку ставка в размере 8,25% по имевшимся у суда сведениям являлась в Российской Федерации наименьшей из возможных, т.н. социальной, следовательно, расчет процентов по этой ставке не нарушал прав ответчика. Таким образом, иск о взыскании с ответчика 83050 рос.руб. процентов за пользование чужими денежными средствами был удовлетворен судом полностью.
Пунктом 9.2 договора от 03.10.2013 установлено, что договор мог быть расторгнут письменным соглашением сторон на основании ст. 450, 523 ГК Российской Федерации. Согласно п. 4 ст. 523 ГК Российской Федерации договор поставки считается измененным или расторгнутым с момента получения одной стороной уведомления другой стороны об одностороннем отказе от исполнения договора полностью или частично, если иной срок расторжения или изменения договора не предусмотрен в уведомлении либо не определен соглашением сторон.
Поскольку иной порядок был определен соглашением сторон, договор от 03.10.2013 мог быть расторгнут либо на основании письменного соглашения между сторонами, либо на основании решения суда.
13.03.2015 истец предоставил поставщику дополнительный срок для поставки товара, указав, что при невыполнении поставки покупателем будет заявлено требование о расторжении договора. Сведения о наличии каких-либо поставок в адрес покупателя (истца) суду представлены не были. 15.04.2015 истец обратился к ответчику с заявлением о расторжении договора в течение 10 дней с момента получения претензии по соглашению сторон, которая была получена ответчиком 06.05.2015. Соглашение о расторжении договора подписано не было.
Подсудность настоящего спора экономическому суду Минской области определена в п. 10.2 договора от 03.10.2013, этот же пункт устанавливал в качестве применимого права (материального) право Российской Федерации. Исходя из ст. 5 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь экономическим судом было применено белорусское процессуальное право.
Суд как правоприменительный орган также был обязан руководствоваться нормами Конвенции. Нормы гражданского законодательства Российской Федерации применялись к правоотношениям сторон субсидиарно.
Согласно п. 1 ст. 49 Конвенции покупатель может заявить о расторжении договора в случае непоставки, если продавец не поставляет товар в течение дополнительного срока, установленного покупателем в соответствии с п. 1 ст. 47 Конвенции, или заявляет, что он не осуществит поставку в течение установленного таким образом срока.
Суд признал основание для расторжения договора от 03.10.2013 установленным, требование о расторжении договора - подлежащим удовлетворению на основании ст. 49 Конвенции. Размер предварительной оплаты, который требовал взыскать истец, не противоречил правилам ст. 74 Конвенции. При этом требование о взыскании с ответчика 600000 рос.руб. предварительной оплаты было удовлетворено судом на основании п. 3, 4 ст. 487 ГК Российской Федерации, согласно которым в случае, когда продавец, получивший сумму предварительной оплаты, не исполняет обязанность по передаче товара в установленный срок (статья 457 ГК Российской Федерации), покупатель вправе потребовать передачи оплаченного товара или возврата суммы предварительной оплаты за товар, не переданный продавцом. В случае когда продавец не исполняет обязанность по передаче предварительно оплаченного товара и иное не предусмотрено законом или договором купли-продажи, на сумму предварительной оплаты подлежат уплате проценты в соответствии со статьей 395 ГК Российской Федерации со дня, когда по договору передача товара должна была быть произведена, до дня передачи товара покупателю или возврата ему предварительно уплаченной им суммы. Договором может быть предусмотрена обязанность продавца уплачивать проценты на сумму предварительной оплаты со дня получения этой суммы от покупателя.
Изучив материалы дела, суд пришел к выводу об обоснованности заявленных исковых требований и признал их подлежащими удовлетворению полностью в соответствии со ст. 49 Конвенции, ст. 333, 395, п. 3, 4 ст. 487 ГК Российской Федерации.
Судебные расходы по данному делу состояли из государственной пошлины в размере 29835,25 рос.руб., рассчитанной согласно Протоколу к Соглашению о размере государственной пошлины и порядке ее взыскания при рассмотрении хозяйственных споров между субъектами разных государств от 24 декабря 1993 года (подписан в г. Минске 01.06.2001). Суд решил, что неимущественное требование о расторжении договора истцом при обращении с иском в суд не было оплачено. Требование в таком случае подлежало рассмотрению по существу, при этом размер подлежащей взысканию государственной пошлины был определен судом согласно названному Соглашению в размере 500 рос.руб. и подлежал взысканию с ответчика в бюджет в эквиваленте в белорусских рублях, всего в размере 133065 бел.руб. Суд отказал во взыскании расходов на получение юридической помощи в сумме 70000 рос.руб., т.к. документально эти расходы ничем не были подтверждены (квитанция, на которую ссылался истец, в материалах дела отсутствовала, о чем был составлен акт).